8 (800) 100-46-13

Горячая линия:

Inter-Antikvar

Русский антикварный рынок после 1812 года

После окончания Отечественной войны 1812 года российский рынок антиквариата развернулся в куда больших, чем прежде, масштабах. В XIX веке собирательство редких диковин, предметов старины и искусства перестало быть уделом только представителей состоятельных сословий, теперь оно затронуло и городских обывателей. Накопленные в предыдущем столетии «сокровища» теперь вошли во вторичный оборот, а антикварная торговля ими ширилась.


После войны 1812 года Москва возрождалась к жизни; стал активно проявляться интерес к предметам минувших лет и к старине. Количество увлечённых собирателей постоянно росло, а вслед за этим росло и количество всевозможных антикварных лавок, готовых удовлетворить покупательский спрос. Военные действия русской армии в Европе (военные действия на землях Варшавского герцогства и Германии в 1813 году) подразумевали то, что национальные герои возвращались на Родину с трофеями – полотнами европейской живописи, военными трофеями, предметами искусства и проч. – чем значительно пополнили запасы отечественного антикварного рынка. Помимо военных трофеев в Россию попадали старинные предметы французского искусства, которые активно скупались у себя на родине русскими знатоками, ценителями и коллекционерами в период Французской революции (1789-1793 годы) почти даром. Большую живописную подборку в своё время вывез из Франции князь Н. Г. Щербатов, многие из тех полотен потом попали в коллекции князя М. Голицына и Г. Власова. В этот период Москва прочно утвердилась в статусе второй антикварной столицы России.


Одним из известнейших московских антикваров того времени, 20-е годы XIX века, был Д. А. Лухманов, который помимо своей предприимчивости от природы обладал превосходнейшим художественным вкусом и чутьём. Помимо Лухманова известными в Москве антикварами были господа Шухов и Шульгин. Примечательной особенностью их способа торговли было то, что у них можно было не только купить что-то приглянувшееся из ассортимента лавки, но и выменять этот предмет на свой, который уже был более не востребован или просто разонравился владельцу. Антикварные лавки Петербурга не могли похвастаться такой услугой.


Помимо профессиональных торговцев антиквариатом в Москве существовало некое сообщество любителей и собирателей старины. Когда, например, один из участников этого сообщества обзаводился преинтереснейшим экземпляром, он никоим образом его не утаивал, напротив, приглашал коллег по увлечению полюбоваться предметом и обсудить его привлекательные стороны, ценность и достоинства. Такая традиция породила некий соревновательный дух между коллекционерами, что, безусловно, благоприятно сказывалось на развитии антикварного рынка в целом.